Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой...
Будни Тибидохса
24.05. В Тибидохсе вовсю гремит свадебное праздненство, но никто еще не знает, что свадьба обернется настоящим кошмаром, как только в порог Тибидохса переступит Чума...
В ИГРУ НУЖНЫ:
| ДРЕВНИР | ДЕНИС | КАТЯ | МАРК |
Добро пожаловать на ролевую "Тибидохс: Противостояние". Мы рады приветствовать всех и каждого. Не задерживайтесь на пороге, проходите, знакомьтесь с нашими сюжетами, регистрируйтесь и присоединяйтесь. Мы рады любым новым и оригинальным персонажам, поспешите, мы начинаем...

Тибидохс: Противостояние

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс: Противостояние » Сотрудничество купидонов » Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра?


Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sa.uploads.ru/U3A59.png

0

2

https://68.media.tumblr.com/0eb1e973177f34c7b3eabb84ef0ede2f/tumblr_op6hx4vUjD1wou1dwo3_500.gif
Dan Stevens | Дэн Стивенс

Зигмунд Клопп
«Одинокий мужчина в самом соку… Немного психопат, но это уже издержки производства.»

♦ Возраст и дата рождения:
На вид 30-35 лет, на самом деле больше пятисот.

♦ Деятельность, принадлежность:
Доктор черной магии, декан темного отделения Тибидохса, преподаватель практической магии.

ГЛАВА 1
❖ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
О прошлом Зигмунда широкой магщественности известно не так много, как хотелось бы. Биография профессора изобилует белыми пятнами или, в случае Клоппа, скорее уж темными. Ну да хмырь с ними, с пятнами, поговорим о Зигмунде. Профессор Клопп появился на свет во времена инквизиции, его матушкой была ведьма, которую в один не такой уж прекрасный день должны были сжечь на костре. Маленький Зигмунд вызволил драгоценную маман из застенок, волшебным образом разрушив темницу одним единственным взглядом, зато каким! На следующий же день мальчика забрали в школу магии Тибидохс, где и началось его становление темного мага, будущего доктора черной магии и неподражаемого декана темного отделения. Во времена обучения в школе, Зиг подавал большие надежды в ветеринарной магии, но на старших курсах отдал свое предпочтение практической магии, которую в те времена преподавал Феофил Гроттер. К слову сказать, профессор до сих пор питает слабость к братьям нашим меньшим, преимущественно уродливым, злобным и ядовитым. После школы, Клопп остался в магспирантуре, благополучно ее окончил, написал несколько диссертаций по черной магии и с блеском их защитил, после чего занял освободившееся место преподавателя практической магии, посвятив свою жизнь и бессмертие воспитанию юных поколений трудновоспитуемых волшебников. Древнир знает, сколько могла продолжаться эта Тибидохская идиллия, если бы однажды, в еще один не очень-то прекрасный день, перед экзаменом у младшекурсников Зигмунду не подсунули молодильное яблоко. Яблоко превратило профессора из скверного старикашки в скверного мальчишку, который только и делал, что доставлял преподавателям неприятности своими выходками. Мальчик, сохранивший способности доктора черной магии, целыми днями рассекал по острову, прячась от своих бывших коллег, играл в карты с цыклопами и обменивал у учеников артефакты из собственной коллекции на конфеты. Но хуже всего были знаменитые авторские заклинания малютки Клоппика, исправно работающие и все до единого членовредительские. Правда, был и положительный аспект в перевоплощении Зигмунда: ему наконец-то удалось избавиться от ужасного акцента, который приносил его ученикам столько неудобств. В общем, время шло, мальчик рос и коренные зубы в который раз сменили своих молочных собратьев. Профессор Клопп благополучно окончил Тибидохс (на темном отделении, не смотря на все старания академика Сарданапала), отучился в магспирантуре, подтвердил докторскую степень и вновь вернулся к преподаванию практической магии. За время бытности малюткой Клоппиком профессор… эммм, как бы так помягче выразиться… о! Промотал! Словарь мне в помощь! Так вот, за время бытности малюткой Клоппиком профессор промотал большую часть своей коллекции редкостей, от артефактов до волшебных ингредиентов, и теперь с азартом собирает новые диковинки. Помимо преподавания, Зигмунд  ведет обширную научную деятельность, постоянно занят экспериментами и частенько летает на всевозможные магференции по обмену премудростями. Причем область знаний профессора не ограничивается одной только практической магией: он обладает обширными знаниями в области теоретической и ветеринарной магий, разбирается в магической истории и предсказаниях, владеет рунной каллиграфией,  а еще умеет заваривать изумительный бодрящий отвар из семи трав. Сами понимаете, что при такой занятости времени на все не хватает, поэтому довольно скоро декан темного отделения пришел к выводу, что ему просто необходима лишняя пара рук. От руконаращивающего заклинания Зигмунд дальновидно отказался, из-за большого списка побочных действий. Карманные домовые в магических экспериментах скорее мешали, чем приносили пользу. Клопп уже был готов отчаяться, когда мудрый Баюн Котофеевич посоветовал ему найти себе ассистента. Идея была проста, как все гениальное и очень обрадовала не только профессора, но и его поклонниц среди старшекурсников. Правда, со временем оказалось, что должность ассистента при Клоппе опасна не только для физического, но также психического здоровья, а еще для ментального тела и астрального облика. В общем, ряды желающих работать с Клоппом довольно быстро поредели, после того как парочка неудавшихся ассистентов попала в магпункт из-за небольших неточностей в профессорских расчетах. Таким образом, после недолгой, но насыщенной потерями борьбы, место ассистента досталось Лере Бейбарсовой, которой, очевидно, должности неофициального заместителя командира Падших ангелов было недостаточно. Профессор с магспиранткой неожиданно легко нашли общий язык на почве схожих интересов и страсти к науке. За прошедший  год Лерка провела в кабинете практической магии больше времени, чем в собственной комнате и до того освоилась, что как-то незаметно для самого Клоппа превратилась из ассистента в напарника. Время от времени профессор встает не с той стороны гамака и его начинает сильно раздражать воцарившаяся в тандеме демократия. Но только Зигмунд соберется включить злобного диктатора и показать магспирантке, откуда у хмырей хвосты растут, как Лера, интуитивно предчувствуя угрозу, тут же включает режим верного приспешника злобного гения, не оставляя вышеупомянутому гению повода к ней придираться. Несмотря на то, что прошел всего лишь год, за дуэтом Клоппа-Бейбарсовой закрепилась репутация излишне трудолюбивых магов-новаторов. Если верить горячим заверениям Поклепа Поклепыча, то пользы от Клопповских экспериментов не больше, чем у хмыря совести, а вот ущерб школьному имуществу весьма ощутимый. Да и как иначе: если в деле замешана Бейбарсова, от него в принципе не стоит ждать ничего хорошего.
Здесь автору очень хотелось бы описать доктора черной магии в двух словах, но он никак не может выбрать между «злым гением» и «саркастичным засранцем». Выбор, прямо скажем, непосильный, так что ограничимся одним словом, и слово это «говнюк». Шучу-шучу! Конечно, это не то слово, хотя он и в самом деле порядочный говнюк. На самом деле, Клоппа можно описать одним-единственным и вполне приличным словом – «темный». Да-да, Зигмунд типичный образчик темного мага. Он хитрый, корыстный, жадный, эгоистичный, ехидный, злопамятный, подлый и мстительный. Клопп невероятно задумчивый и рассеянный, даже для светила магической  науки, в связи с чем, вверенное ему рабочее место неизменно пребывает в плачевном состоянии хронического хаоса. Зигмунд постоянно забывает убирать со стола рабочую утварь, пергаменты, книги и ингредиенты, не говоря уже про ежедневно пополняющуюся армию кружек из под кофе. Помимо волшебных котлов, которые категорически запрещено чистить, в кабинете присутствует огромное количество других немытых емкостей, которые как раз таки чистить категорически необходимо. Кстати говоря, это одна из причин, почему Поклеп Поклепыч приходит к профессору на чай со своим самоваром и чашками. А о шкафе с ингредиентами, в котором едва ли найдется скляночка или мешочек, содержимое которого соответствовало бы прилагающейся этикетке, я вообще лучше промолчу. Каждое практическое занятие у младшекурсников превращается в экзамен на знание ингредиентов. Бедные ученики доверчиво берут все необходимые ингредиенты по рецепту и беспечно добавляют их в котел, из-за чего зелья то и дело выкипают, пригорают или еще лучше взрываются в лицо студентам. Лицо самого профессора Клоппа в такие моменты можно магографировать на зудильник и печатать в справочниках под заголовком «счастье». Многим ученикам с темного отделения следует брать у декана уроки злорадства, ибо другого такого врожденного таланта не сыщешь на всем Буяне. Весьма изобретательный, причем не только когда дело касается гадостей. Обладает чернейшим чувством юмора, в совершенстве владеет сарказмом и ничего не слышал о преподавательской этике. Высмеять ученика посреди занятия для Клоппа так же естественно, как добавить несколько сушеных гвоздичек в успокоительное зелье, исключительно для аромата. И не верьте Бейбарсовой, если она скажет, что фирменный Клопповский рецепт успокоительного зелья совпадает с рецептом лопухоидного глинтвейна. Все клевета! Она рецепт глинтвейна в глаза не видела, равно как и ее руководитель. А то, что его зелье на глинтвейн похоже, так это чистой воды совпадение. Но не будем о зельях, чай не на занятии, а вернемся к Зигмунду, вернее к его характеру. Ну, что тут еще добавить? Характер скверный, это вы уже уяснили, но помимо вышеперечисленного у Клоппа есть и положительные черты характера, их, конечно, немного, но они есть. Да, представьте себе! Эти положительные черты даже похоронены не так глубоко, как может показаться на первый взгляд, так что при остром желании докопаться, вполне можно обойтись обычной совковой лопаткой. Лопатку можно одолжить у Милены Черноморовой, она у нее практичная, добротная, неоднократно проверенная самокопанием. Давайте и мы вооружимся совочком и посмотрим, из чего же сделан наш профессор. Итак, первое, что мы видим на поверхности, это толстый слой Клопповской любознательности. Причем, эту самую любознательность профессора практической магии нельзя утолить теоретическими знаниями, полученными из книг. Клопп относится к тому деятельному типу людей, которые суют пальцы в розетки, лижут железяки на морозе и при этом на досуге собирают в гараже ядреный реактор, просто чтобы посмотреть, что из этого выйдет. За слоем любознательности, граничащей с авантюризмом, расположены залежи трудолюбия, того самого на которое сегодня уже жаловался Поклеп Поклепыч. Запасы трудолюбия Зигмунда поистине неисчерпаемы, как и у всякого чародея, занимающегося любимым делом. Трудолюбия и вдохновения этого парня хватит на целый взвод магспирантов и еще одну ленивую старосту светлого отделения. За залежами трудолюбия располагаются не столь обширные запасы обаяния и харизмы, а также незначительные слои  смирения, ответственности и прямолинейности, прорывающейся наружу фонтаном откровенного хамства. Если копнуть поглубже, можно обнаружить небольшое месторождение чистого сострадания, но так глубоко, как правило, никто не копает.  Никто, кроме Милены. Та уж если поставила себе цель, откопать в возлюбленном мужчине чуткость и доброту, наизнанку Клоппа вывернет, а до чуткости докопается, пусть даже это будет всего-навсего чувствительная кожа.
❖ ОТНОШЕНИЯ С НУЖДАЮЩИМСЯ:
Милена – светлая волшебница в розовых очках и с непоколебимой верой в свет, добро и любовь. Девушка по уши влюблена в доктора черной магии, но так и не набралась храбрости как-то намекнуть ему о своих чувствах, если не считать восхищенных взглядов, краснеющих щек, бесконечной вереницы поводов оказаться поблизости и отсутствия способности ясно мыслить вблизи объекта своего обожания. Клопп, хитрый старый лис, то ли и правда не замечает нелепого поведения Черноморовой, то ли мастерски делает вид, что не замечает, но то, что он без зазрения совести использует симпатию светлой себе на пользу - факт. Есть и другой факт, в котором Зигмунд не признается, но наметанный Бейбарсовский глаз уже разобрался: Клопп определенно уважает Милену и даже немного симпатизирует ей. То ли Черноморова профессора забавляет, не то умиляет, в оттенках этой ничем невыразимой симпатии Лере разобраться трудно, да оно ей, в общем-то, и без надобности. В этом пусть Черноморова разбирается, у нее вон уже и лопатка имеется, чтобы грести сподручнее было.

ЭПИЛОГ
❖ ПЛАНЫ ДЛЯ ИГРЫ:
Участие в сюжетной ветке Тибидохса (возможено и параллельного мира), личные эпизоды для начала с Лерой Бейбарсовой, Миленой Черноморовой и драгоценным нашим Поклепом Поклепычем.
❖ СВЯЗЬ С НУЖДАЮЩИМСЯ: гостевая, лс Милене Черноморовой или Лере Бейбарсовой.

0

3

ТИБИДОХС. КТО СПЕР БОТИНКИ КЕНТАВРА?
разыскивает очаровательного преподавателя практической магии,
профессора Зигмунда Клоппа

http://sh.uploads.ru/Qpw4E.png

0

4

http://sa.uploads.ru/dWETv.gif http://s7.uploads.ru/9Cf1G.gif
Упрощенный прием до 09.06.18 г!
Добро пожаловать в Тибидохс, школу магии для трудновоспитуемых волшебников! В честь годовщины нашей победы над Той-Кого-Нет, администрация школы в моем лице решила объявить начало упрощенного приема для всех желающих занять свое место в магическом мире. Прославиться великим героем, борцом против нежити или стать великим злодеем в латах от Пако Гробано и до скончания века чахнуть над златом в компании доходящей царевны? Это уже решать вам, наши трудновоспитуемые! Двери Тибидохса всегда открыты для всех желающих приобщиться к волшебному миру! А вот чтобы пройти мимо Пельменника, стерегущего главные ворота, тебе придется запомнить пароль! Сегодня это "блестящая чешуя". Миновав главные ворота, смело направляйся вперед и разыщи нашего завуча, Поклепа Поклепыча, чтобы он вписал твое имя в классный журнал и поселил в комнату на Жилом Этаже. Ну, чего ты ждешь?! Скорее вперед, приключения тебя уже заждались!

0

5

http://funkyimg.com/i/2GAyj.gif http://funkyimg.com/i/2GAyk.gif
Kellan Lutz | Келлан Латс

ИЛЬЯ ГУНИЕВИЧ ГЛОМОВ
«Мужчины молчат, потому что руководствуются двумя принципами: "зачем что-то говорить, если все понятно" и "хуле говорить, если ничего не понятно"»

♦ Способность:  Богатырская сила.

♦ Деятельность, принадлежность: Падший ангел, магспирантк Тибидохса, 4 курс, темное отделение, кафедра на выбор .

Илья старший ребенок в семействе Гломовых. Гробынюшка сказала, что родит сына, Гробынюшка сделала и "нечего на меня тут сопеть". Детство у Ильи было вполне себе обычным, насколько может быть обычным детство, проведенное на Лысой Горе. Родители мальчика любили, соседские дети и нежить в общем-то тоже не обижали, да и кому вообще придет в голову обижать мальчишку, способного поднять парадную мраморную статую Кощеева в полный рост вместе со скелетом коня и это, прошу заметить, только в шестилетнем возрасте! Не омрачало существования Ильи даже наличие оравы младших сестер, от которых Гломов предпочитал держаться подальше. Справедливости ради стоит отметить, что Илья привязан к семье и даже проявляет определенную поверхностную заботу о сестрах, хотя и делает это очень ненавязчиво, в отличие от того же Бейбарсова. Во всяком случае, Илье вполне достаточно знать, что сестры живы и конечности у них на месте, все остальное детали, которые Илью не касаются. В Падшие попал чисто за компанию с Сашей, который без какого-либо позволения со стороны старших, зайцем протащил Гломова на тренировку. Когда же Илья без особого напряга уложил на лопатки поочередно Рената, Яромира и Костика под веселое ржание Алекса, Арей лишь цокнул языком и сказал, что Гломов может остаться. В Тибидохс поступил в 11 лет, перед отправкой в школу жутко нервничал из-за предстоящего перелета. По странному стечению обстоятельств, попав на Большую Дмитровку, Илья проявил себя как истинный ценитель холодного оружия, чем весьма порадовал главу русского отдела Мрака. Негласно числится в отряде Падших Ангелов Мастером над оружием. Негласно, потому что официально в отряде вообще отсутствуют какие-либо должности, за исключением командирской. Считается что Илья может достать что угодно, вплоть до обломка косы Аиды Плаховны, хотя сама Мамзелькина об этом явно не догадывается. Когда Мефодий поставил перед подопечными ультиматум о поступлении в магспирантуру, Илья этому вовсе не обрадовался, потому что с детства чувствовал себя за партой не в своей тарелке, и добровольно продлить свои мучения еще на четыре года казалось ему чем-то на грани безумия.  И тем не менее, Гломов молча кивнул и пошел собирать вещи.
Илья не очень разговорчивый с малознакомыми людьми, подчас и вовсе производит впечатление угрюмого ворчуна, так что большую часть времени он просто позволяет занимать неловкую паузу и спасать ситуацию своим более словоохотливым друзьям – Артему и Саше, с которыми почти никогда не расстается. За их дружеской троицей давно закрепилась слава "мушкетеров", над чем любит подшутить Саша, то и дело, дразня своих товарищей. Илья и сам совсем не прочь повеселиться, хотя веселье в его понимании имеет мало общего с теми ироничными репликами, которые так ценит его друг. Сам Гломов отдает предпочтение простым и понятным вещам, вроде хорошей драки, кружки крепкого пива и знакомства с симпатичной ведьмочкой. А вот после кружки пива в Илье просыпается совсем уж чужой и незнакомый ему человек. Этот человек совсем не прочь поговорить на высокие темы, причем в весьма замысловатых выражениях, способных озадачить даже Лекси Свеколт и весь преподавательский состав Тибидохса. Пьяный Илья – просто недооцененный философ, гениальные магографии которого не пожелали печатать коррумпированные Лысегорские издательства.  После гуляний в Тибидохсе с вероятностью 11 из 10 Гломова можно будет обнаружить под сенью Лукоморского дуба, ведущего беседы с многоуважаемым Баюном Котофеевичем. Котофеевич никогда не теряет возможности побеседовать с выпившим Ильей, а в минуты особо сильного расстройства не гнушается даже угостить ничего не понимающего Гломова фирменной Кудыкиногорской наливкой. О своей несостоявшейся научно-философской карьере трезвый Гломов не догадывается, все, что ему известно о том человеке, который занимает его выпившее тело, основывается на рассказах очевидцев и друзей, которым скептически настроенный Илья не особенно верит. На предложение же ученого кота всерьез заняться философией тонких материй, Илья честно заявил, что он столько не выпьет и, вообще матушка не переживет, если ее единственный сын сопьется. В остальном Илья довольно обычный парень, прямолинейный, местами немного грубоватый, но зачастую ему это прощают, потому что спорить с Гломовым все равно, что уговаривать дракона не есть принцессу, декламируя ему стихи Пушкина. А впрочем, с драконом еще есть какой-то шанс на взаимопонимание, Илья же по-ослиному упрямый субъект, если уж ему что в голову втемяшится, никаким молотом это из его чугунной головы не выбьешь. Гломов патриот, большой фанат драконбола и активный болельщик драконбольной сборной Тибидохса. Не очень чуткий, но отзывчивый парень, если просьба высказана прямо в лоб, не любит долгие ни к чему не обязывающие обмены любезностями и вообще не очень хороший актер и лицемер, зато по части физического запугивания и вымогательства Илюшеньке нет равных. Тут уж ничего не поделать, как говорит его матушка "Гломовская порода берет свое". Не любит все странное и непонятное, потому что всевозможные чудесатости вносят хаос в его размеренную жизнь и надолго лишают Илью спокойствия. Илья храбрый, даже безбашенный, иногда его друзьям кажется, что ген отвечающий за страх и чувство самосохранения у Ильи просто отсутствует.

0

6

http://funkyimg.com/i/2H2cY.gif
Hale Appleman | Хейл Эпплмен

Вениамин Белинский
20 лет, магспирант Тибидохса, 3 курс магспирантуры, кафедра практической магии, отделение и способность на выбор.

— Прежде, чем я сопьюсь, мне нужно стать тем, кого называют «художник». Это, вроде как, оправдывает.

Вениамин – маг из древнего и невероятно распространенного магического рода Белинских. Родственников у Венечки столько, что каждый третий встречный на Лысой Горе вполне может оказаться каким-то там внучатым племянником двоюродной бабушки по отцовской линии. К обилию родни Вениамин давно привык, любит пошутить на счет многочисленности собственного семейства и всячески пользуется родственными связями на благо себя любимого. Интеллигентный, хорошо воспитанный, эстет, гурман и вообще утонченная себялюбивая личность.  Хотите узнать, что есть подлинное величие – просто пообщайтесь немного с Белинским. Этот парень настолько мил и обаятелен и настолько неоспоримо уверен в себе, что способен кого угодно убедить в своем великолепии. Находчивый, красноречивый, умеет обходить острые углы, не брезгует лестью, склонен приврать и прихвастнуть, азартен, любит нарушать правила. Обожает интересные истории, да и вообще любитель потрепаться на отвлеченные темы, общаться предметно о приземленных вещах – не его уровень. Любит розыгрыши и развлечения, в которых знает толк, равно как в хорошей жизни в целом. Склонен к самокопанию, хотя всю вину за собственные косяки привык перекладывать на чужие плечи. Состоя в дальнем родстве с царем Дормидонтом Тридесятым, имеет пагубную привычку раздавать направо и налево мифические полцарства в обмен на материальные блага. Причисляя себя к богеме и гордо именуясь художником, Вениамин всю свою жизнь подчиняет вдохновению. Будучи натурой тонкой и непредсказуемой, способен переходить от полнейшего деструктивного бездействия к немедленному, но не менее деструктивному гипердействию.
Веня невероятно одаренный молодой человек, практически гений, по мнению его собственной матери. Еще будучи беременной мама Венечки решила, что ее сыночек обязательно станет всемирно известным скрипачом, ей об этом якобы сказала ведунья с Кудыкиной Горы. Так что деятельная мадам Белинская тут же приобрела будущему дарованию скрипку и наняла дюжину преподавателей. Учителя мальчика, привыкшие жить на широкую ногу благодаря щедрости мадам Белинской, в один голос  твердят о необычайном таланте Венечки, объективная же магщественность сдержанно помалкивает, в то время как сам Веня к скрипке прикасается только под натиском неумолимой матушки. Нет, музыку Веня любит, но, как и большинство его друзей, только не в собственном исполнении. Подлинным талантом и страстью Белинского являются зелья, причем, как правило, психотропные, галлюциногенные и расслабляющие.  Долго вчитываться в рецепт Веня не любит, большую часть зелий готовит по наитию или скорее по вдохновению, бросая в котел все, что плохо лежит, привлекает внимание и подворачивается под руку. Вдохновенный экспериментатор и отчаянный зельевар-маньяк, который не только сам пробует собственные отвары, но и иногда тайком подливает их однокурсникам в компот. Из-за непреодолимой любви и тяги к новаторству в такой прихотливой магической дисциплине, Веня если не является завсегдатаем магпункта, то, во всяком случае, частым его гостем. Как подлинный гений, учился с переменным успехом, то получая "отлично" за невероятно сложные зелья, то скатывается до "не удовлетворительно" за элементарные декокты. На втором курсе магспирантуры претендовал на роль ассистента профессора Клоппа, но не получив должность не расстроился, всецело посвятив себя экспериментам. В свободное от экспериментов и самолюбования время, помогает главе ученического комитета с текущими делами.

0


Вы здесь » Тибидохс: Противостояние » Сотрудничество купидонов » Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC